ENG РУС
Карта сайта
Вход для пользователей
+7(496)386-32-23
село Бородино, Можайский р-н, Московская обл.
Как к нам проехать?

Военно-историческая реконструкция

Движение военно-исторической реконструкции («reenactment»), охватившее в последние два десятилетия практически все страны мира, имеет глубокие корни. Известно, что в Древнем Египте, Риме и Греции проводились костюмированные представления различных военных побед для публики, для которых иногда строили специальные «арены». В 1620—30-х гг. подразделения лондонского ополчения проводили показательные строевые учения перед публикой. В 1687 г. английский король Яков II разыграл под Лондоном осаду Будапешта, где сражался его сын герцог Бервик. Во время наполеоновских войн полки британской милиции и регулярные части проводили учения в Гайд-парке для развлечения публики. Перед Гражданской войной в США (в 1850-х гг.) большой популярностью пользовались демонстрационные поездки различных подразделений по всей стране, во время которых милиционные и добровольческие роты демонстрировали заинтересованной публике как строевые приемы и отрабатывали различные эволюции с ружьями, так и разыгрывали отдельные сценки из недавней войны с Мексикой. Все это вело к популяризации среди населения как собственно армии, так и отдельных моментов отечественной истории.

Однако все эти мероприятия проводились, как правило, регулярной армией, современные же «подразделения» реконструкторов состоят в основном из гражданских лиц. Первые попытки участников движения военно-исторической реконструкции разыграть подлинные исторические события можно отнести к началу 1960-х гг., когда практически одновременно в США и в Великобритании появились первые клубы, занимавшиеся прикладной историей гражданских войн. В первых «сражениях» участвовали несколько десятков человек в театральных или подлинных элементах обмундирования и экипировки, теперь же это самые большие, самые «точные и качественные» военные ассоциации в мире — только в США «федералисты» и «конфедераты» вместе выставляют в поле более 15000 солдат при 200 орудиях (Антитам 1997, Геттисбург 1998), английские «армии» насчитывают около 5000—6000 человек.

Новым мощным толчком к развитию движения послужили торжества, посвященные 200-летию образования США. Тогда со всего мира в Америку съехались клубы и отдельные любители истории XVIII-го в. (всего около 4000 участников) и разыграли ряд исторических событий 200-летней давности. По возвращении в Европу участников празднований новое увлечение со скоростью молнии распространяется по всем странам. Клубы представляют все эпохи и армии — от римских легионеров до английских пехотинцев Фолклендской войны.

Если в первые годы клубы одевались в костюмы, лишь внешне напоминавшие исторические и вооружались современными винтовками или муляжами, «стреляющими» пиротехникой, то сейчас это целая индустрия. Она начинается с историков, занимающихся поиском архивных материалов и подлинных вещей в музейных собраниях, портными, вручную шьющими униформу и экипировку, и заканчивается производством реплик холодного и огнестрельного оружия. Любой желающий может выбрать и купить любой из сотни различных «стволов», на покупку которых ни в одной стране мира (кроме России, где они вообще запрещены), не требуются специальные разрешения — по законодательству они вообще не считаются оружием. Так, только ежегодный каталог фирмы «Dixie gun works», производящей товары для реконструкторов, состоит из 700 страниц! И таких фирм сотни — а это дополнительные вливания в казну государства, популяризация истории и т. д. В последние годы появились даже фирмы, занимающиеся созданием «новодельной» колесной бронетехники II Мировой войны, и в каталогах уже заявляются реплики танков…

Помимо собственно самих сражений, клубы воссоздают и повседневную жизнь (так называемую «living history») солдат в полевых лагерях и гарнизонах, в точности копируют палатки, утварь, процесс приготовления пищи. На многие праздники участники с несоответствующим эпохе имуществом вообще не допускаются ни в лагерь, ни на «поле».

Основная масса проводимых реконструкций сражений происходит на исторических полях битв, но зачастую можно встретить клубы, воссоздающие Арденны в США, Геттисбург во Франции или поход Наполеона в Испанию в Крыму. Нехватка места для проведения крупных мероприятий — постоянная «головная боль» организаторов празднеств — большинство земли находится в частных руках. Опять же, местные музеи-заповедники (в этом их поддерживают военно-исторические ассоциации) в последнее время выступают за перенесение «сражений» с исторических полей для лучшей сохранности последних.

Постоянно появляются новые клубы, растет их численность. Один из примеров: в 1995 г. на 180-летии Ватерлоо в Бельгии присутствовало 7 человек из Австралии в форме 42-го шотландского полка; по возвращении на родину реконструкторы заразили своим примером соотечественников — в результате к декабрю 1996 г. клуб вырос до 60 солдат, полностью униформированных и вооруженных. Нужно отметить, что в отличие от отечественных малочисленных (к огромному сожалению!) ВИК, в Европе считаются небольшими клубы, имеющими в своих рядах менее 30 человек. На время проведения крупных «сражений», такие клубы объединяются в единое формирование с одним командиром (предоставляемым ассоциацией).

О командовании нужно сказать отдельно. В каждой ассоциации существует ряд «офицеров», выполняющих ряд необходимых функций как в лагерях, так на поле сражения. По прибытии ВИК в полевые лагеря, специально назначенные лица проверяют их на знания соответствующего строевого устава, качества униформы и ее соответствия подлинной (иногда для этой цели создаются специальные комиссии из историков-униформологов), правильность установок палаток и разбитие лагеря. Особое внимание уделяется мерам безопасности в обращении с оружием — новобранец, первый раз находящийся на «поле», вообще не имеет права стрелять во время реконструкции сражения, его основное предназначение — изображать «убитых» в бою. По правилам ряда ассоциаций, минимальное подразделение — 30 человек при одном офицере и музыканте, на 80 человек (приблизительно рота по составу) разрешается иметь знамя. Чин офицера — не выше капитана, все прочие офицерские вакансии утверждаются общим советом ассоциации. Интересно, что должности от майора и выше могут занимать только лица, прослужившие в «настоящей» армии, и имеющие реальный опыт командования подчиненными.

Определенную роль в развитии военно-исторического движения (причем не всегда военного — ряд клубов вообще не «воюет», предпочитая воссоздавать мирный быт изучаемой ими эпохи) играет и кинематограф — достаточно упомянуть, что после выхода спорного с исторической точки зрения фильма «Патриот», резко возрос интерес к этому периоду, публикуются новые исследования, увеличивается количество людей в подразделениях… Постоянно в специализированных (да и не только) изданиях появляются публикации о различных клубах или проводимых ими мероприятиях, выпускаются фотоальбомы, посвященные определенным историческим периодам. Клубы участвуют в различных образовательных программах, проводят показательные выступления, в том числе и в учебных заведениях, с их помощью и при непосредственном участии снимаются документальные фильмы. Отечественная же пресса явно не балует членов ВИК своим вниманием — скорее наоборот, достаточно вспомнить публикацию в одной известной газете о проведении в 2000 г. празднования Бородино. В частности, там было указано, что французскую армию изображали прибалты (?), а части русской армии — переодетые солдаты МВО. Автор сего опуса, по всей видимости, вообще никогда не присутствовал на празднике…

В России увлечение появилось относительно недавно — в середине 80-х гг. при активной поддержке ВЛКСМ, но уже сейчас некоторые клубы могут составить более чем достойную конкуренцию единомышленникам из-за рубежа, причем именно в «качественном» отношении. Наибольшую популярность приобрела Отечественная война 1812 г., с каждым годом увеличиваются ряды клубов, воссоздающих II Мировую войну, русское и европейское средневековье.

Военно-историческая реконструкция — это увлечение историей, которая дает возможность современным людям взглянуть на прошлое собственной страны глазами людей, живших тогда, полнее пережить свою историю, почувствовать преемственность поколений. Во все времена мальчики играли в войну. Плохо ли это? Хорошо ли это? Неважно — это не изменить. Те, кто не служил в армии, проникнутся пониманием того, как устроен ее внутренний мир, по каким законам она живет, пусть даже и «понарошку». Те, кто в дальнейшем не будет служить, будут понимать через свое увлечение, как армия работает, и проникнуться уважением к этому непростому труду. Построение взаимоотношений в коллективе, взаимопомощь — вот те навыки, которые люди приобретают в среде реконструкторского клуба.

Игорь Карпов,

руководитель военно-исторического клуба "9-й легкий полк Великой армии"


Что еще интересного?